Айдер Бекташ (ayder_bektash) wrote,
Айдер Бекташ
ayder_bektash

Categories:

Выдержка из статьи "Крымская АССР" в Большой Советской Энциклопедии т. 35 1937 г. продолжение

Национально-освободительная борьба, которую на протяжении почти полутораста лет вели татарские народные массы Крыма, проходила в условиях исключительного полицейского гнета и предательства своей буржуазии, к-рая из кожи лезла вон, чтобы доказать свои верноподданнические чувства царским колонизаторам. В 1808 в районе Бахчисарая произошло первое крестьянское восстание, охватившее до 20 тысяч человек. В силу предательства план этого выступления был раскрыт полицией; оно произошло преждевременно и было жестоко подавлено, как и все последующие выступления.
Организации РСДРП возникли в Крыму в 900-х гг. В 1905 в Севастополе имело место знаменитое восстание в Черноморском флоте (см.) во главе с лейтенантом П. П. Шмидтом.
В 1907, в связи с разгоном 2-й Государственной думы, была попытка восстании во флоте.
Наконец, в связи с подъемом рабочего движения в 1912, в момент приезда Николая II в К. готовилось новое восстание, но было раскрыто и закончилось «делом 142-х» и расстрелом 11-ти. В связи с этими событиями в Крыму происходили стачки протеста и демонстрации рабочих.
Татарская националистическая интеллигенция и буржуазия К. группировались вокруг газеты «Терджиман» (переводчик)—органа панисламистов. Наряду с этим направлением среди татар пользовалось сочувствием и другое направление—пантюркистское, поставившее себе задачей объединение тюркских народов вокруг Турции (см. Пантюркизм).
Во время первой империалистической войны (1914—18), несмотря на дамоклов меч законов прифронтовой полосы, отдельные группы рабочих, выведенные из терпения вздутием цен и общим ухудшением политической и экономич. жизни края, выступали с рядом требований, иногда подкрепляли их забастовками. В эти годы забастовки имели место в Симферополе, Феодосии и Севастополе. Наиболее активной и революционной группой в Крыму в 1910 были рабочие завода Анатра в Симферополе. Особенную активность проявили во время войны татарские националисты, считавшие, что настоящая война с победой Турции принесет им освобождение от гнета колониальной
зависимости. Они проводили сборы на помощь воюющей Турции и весьма активно развивали свою пропаганду, используя в этих целях школы, мечети, благотворительные общества и религиозные праздники. Все это значительно укрепило влияние буржуазных националистов на широкие татарские массы и способствовало затушевыванию классовых противоречий. Тем же целям в отношении крестьянства служила постановка вопроса о ликвидации немецкого землевладения. Надеждой
на получение освободившихся от немцев участков земли «хотя бы за плату» удавалось временно отвлечь внимание крестьян от главного врага — царизма и буржуазии. Но все
это но спасло ни царизм ни буржуазию.

После Февральской буржуазно-демократической революции в К. пышным цветом расцвела националистическая татарская контрреволюция. 25/III в Симферополе состоялся Первый всекрымский мусульманский съезд, к-рый устранил старого муфтия Кипчакского, избрал мусульманский исполнительный комитет и его председателя муфтия Челибиджана Челибеева, сразу занявшего в националистическом татарском движении роль вождя. Съезд вынес также решение объявить народным достоянием вакуфные имущества. В июле организовалась партия Милли-Фирка, которая объединила татарскую буржуазию, помещиков, кулачество и националистическую интеллигенцию. Кроме этих татарских контрреволюционных организаций, в Крыму собирались многочисленные представители общероссийской монархической контрреволюции.
Рабочие Севастопольского порта, Керченского металлургического завода, симферопольских заводов Анатра и Абрикосова и ряда других предприятий, а также матросы Черноморского флота являлись главным оплотом революции в К. Лотом 1917 матросы добились удаления командующего флотом адмирала Колчака (см.). В июне—июле 1917 в ряде городов Крыма развернулось стачечное движение рабочих.
Большевистские организации К. вышли из подполья летом 1917. Первый легальный партийный комитет организовался в Севастополе ; в начале мая 1917. В 20-х числах мая в Севастополь прибыла делегация моряков Балтийского флота. Приезд балтийцев ускорил процесс полевения матросов-черноморцев и севастопольских рабочих, к-рые постепенно выходили из-под влияния соглашателей. 14—15/Х в Симферополе происходило 1-е Крымское губернское совещание большевиков, на к-ром были представлены организации Севастополя, Симферополя, Евпатории, Бердянска и Ялты.

Однако, в силу предательской роли троцкистов, крымским большевикам не удалось стать во главе революционно настроенных рабочих, солдат и матросов. Около 3 месяцев после победы Великой Октябрьской социалистической революции в центре татарские националисты, меньшевики и эсеры сохраняли власть в своих руках. С 10/XII по 13/XII 1917 в Бахчисарае заседал крымско-татарский парламент (Курултай). Он утвердил «Крымско-татарские основные законы»—программу буржуазных националистов—и избрал крымско-татарское национальное правительство — директорию из 5 лиц—-во главе с лидером татарских националистов—Таврическим муфтием Челибиджаном Челибеевым. Меньщевики и эсеры К. вошли в соглашение с Челибеевым и в лице земско-городского съезда и «совета народных представителей» делили власть с Курултаем и вместе с милли-фирковцами организовывали контрреволюционные вооруженные силы. Директория имела в своем распоряжении татарские национальные воинские части—несколько эскадронов конного татарского полка, к-рые постепенно стягивались с фронта в К. для борьбы с революционным движением. Нa командных должностях в этих воинских частях (их называли «эскадронцами») имелось много русских контрреволюционных офицеров. Руководил вооруженными силами татарских националистов Крымский штаб. В его же распоряжении находились и русские офицерские отряды. Главные силы Крымского штаба были сосредоточены в Симферополе. Отсюда они начали наступление на Севастополь, к-рый являлся наиболее важным оплотом большевиков в К. 15/ХII власть в Севастополе перешла в руки большевистского Ревкома, к-рый тотчас же приступил к организации вооруженных отрядов для борьбы с контрреволюцией. Эти отряды отбили «эскадронцев» и заставили их отступить в направлении к Симферополю. Но дни татарских националистов были сочтены и в Симферополе. В ночь на 13/1 1918 отряды Красной гвардии из рабочих завода Анатры и железнодорожников, под руководством созданного накануне большевистского Ревкома, захватили почту, телеграф и приступили к разоружению белогвардейских частей. На другой день на помощь симферопольским рабочим прибыли отряды севастопольских рабочих и матросов. В Симферополе установилась Советская власть. Еще до этого, 24/XII, Советская \ власть установилась в Керчи, затем 2/1— в Феодосии, 17/1—в Евпатории и Ялте, 18/1—в Джанкое. К началу февраля 1918 весь Крым был советским.

Советской власти с первых лее дней пришлось столкнуться с огромными трудностями.
Хозяйство К. было разрушено. В городах ощущался резкий недостаток продовольствия. Из-за недостатка угля, нефти и дров электростанции в большинстве городов бездействовали или работали с большими перебоями. Промышленность замерла. Безработица душила рабочих. Меньшевики использовали трудности для
подрывной работы. Они сохраняли за собой руководящие позиции во многих профсоюзах и даже в нек-рых советах, избранных задолго до переворота. Но была ликвидирована угроза и со стороны националистич. татарской контрреволюции. Ревком заключил с Курултаем договор, по к-рому Курултай объявлялся распущенным, а солдаты и офицеры его воинских частей получили право «разойтись по домам».
Крымские санатории кишели «больными» и «отдыхающими» белогвардейскими офицерами.
Таким образом, тыл Советской власти Крыма с самого начала не был очищен от контрреволюционных сил. Аппарат Советской власти налаживался медленно. Между губернским центром — Симферополем — и местами существовала слабая связь. 29/1 1918 в Севастополе собралась конференция ревкомов. Нa ней присутствовало 47 делегатов только от городов и курортных поселений. Крымская деревня не была представлена, что значительно ослабило значение конференции. Конференция объявила себя Губернским съездом, приняла решение перенести губернский центр в Симферополь и избрала Таврический ЦИК в составе 7 большевиков и 2 левых эсеров.
В силу предательской позиции ныне разоблаченного врага народа Гавена, оказывавшего сильное давление на Съезд, последний вынес резолюцию по вопросу об отношении к Брестскому миру в троцкистском духе. 2/III состоялась конференция PCДPI 1(6), к-рая значительно укрепила связь с местами и окончательно закрепила за Симферополем роль губернского центра.
В феврале, когда началось наступление германских войск на Украину, в Крыму зашевелились притаившиеся контрреволюционеры.
В городах и деревнях велась открытая контрреволюционная агитация. Меньшевики, эсеры, милли-фирковцы, монархисты—все действовали в одном направлении, стремясь с тыла взорвать Советскую власть. Эта агитация проходила почти безнаказанно. Советы не создали твердых органов диктатуры пролетариата и надлежащей борьбы с контрреволюцией не вели.—(6/III в Симферополе открылся Губернский съезд советов. Нa первом своем заседании по вопросу о Брестском мире Съезд под влиянием троцкистов (Гавен и др.) принял резолюцию, аналогичную резолюции Съезда ревкомов, но на следующий день в новой резолюции Съезд признал мир с Германией. Отсутствие надлежащей твердой партийной линии сказалось в работе Съезда. Съезд не принял практических решений о немедленной передаче земли крестьянам и обошел молчанием национальный вопрос. Буржуазные татарские националисты полностью использовали эту крупную ошибку. Они сумели борьбу большевиков с татарской буржуазией представить как борьбу русских против татар. Националистам удалось до поры до времени удерживать под своим влиянием значительные массы трудящихся татар, так как советы в К. слишком мало сделали для того, чтобы расколоть татарскую деревню, чтобы оторвать бедняков от кулаков.—
10/III Съезд избрал ЦИК Таврической губ. и Совнарком. В ЦИК вошло 12 большевиков и 8 левых эсеров, в Совнарком— 8 большевиков и 4 левых эсера. 21/III 1918
ЦИК Таврической губ. объявил К. республикой Тавриды.
Перед новой республикой сразу встала задача организации обороны Крыма от вторжения германских и украинско- гайдамацких войск. К моменту избрания ЦИК Тавриды германские войска захватили почти всю Украину и приближались к Крыму. Сил для обороны Крыма было мало, и тыл совершенно не был обеспечен. Здесь сказались результаты нерешительной борьбы с контрреволюцией и ошибки в национальном и аграрном вопросах.
Чем ближе подходили германские войска к Крыму, тем наглее становились контрреволюционеры. Особую активность проявляли меньшевики и татарские буржуазные националисты. Меньшевики саботировали все мероприятия Советской власти. Для этого они широко пользовались своей руководящей ролью во
многих профсоюзах и значительным влиянием в ряде местных советов. Перекликаясь с контрреволюционной Украинской центральной радой, меньшевики вели предательскую агитацию, убеждая рабочих, что присоединение К. к Украине принесет с собой «торжество демократии». Ту же позицию занимали и крымские эсеры. Милли-фирковцы орудовали в татарских деревнях и подготавливали кулацкие восстания. Тем временем 52-й корпус германских войск под командованием генерала Коша после занятия 13/111 Одессы подошел к К., и 18/IV части 52-го корпуса заняли Перекоп, 22/IV— Симферополь, I/V—Севастополь и, наконец, 2/V—Керчь. Падение Советской власти в К. ознаменовалось трагической гибелью членов Крымского советского правительства (Слуцкий, Тарбацкий, Коляденко, Акимочкин и др.).
Эвакуировавшись из Симферополя в Ялту, они направились отсюда в Феодосию, но у Алушты были схвачены контрреволюционными бандами милли-фирковцев и были расстреляны.
Захват К. являлся весьма важным этапом в осуществлении империалистических планов Германии. К. был необходим германской военщине прежде всего как плацдарм для установления своего господства над всем Черным морем, к-рое империалисты Германии мечтали превратить во «внутреннее германское озеро», затем как исходный пункт для продвижения на Кавказ и дальше в направлении на Месопотамию и Индию.—Захватив К., германское командование установило неограниченную диктатуру генерала Коша, хотя формально гражданское управление К. было поручено Крымскому краевому правительству во главе с ген. Сулькевичем. Оккупанты ввели в Крыму свирепый колониальный режим. Арестовывали за малейшее подозрение в симпатии к Советской
власти. Тюрьмы заполнялись до отказа. Ежедневно военные суды выносили смертные приговоры. Из К. хищнически вывозилось продовольствие. Уже в июне наступил острый продовольственный кризис.
23 мая под руководством подпольной большевистской организации выступили севастопольские рабочие, объявившие забастовку протеста. 13 июне к ним присоединились рабочие других заводов и мастерских Севастополя. а также железнодорожники, рабочие феодосийских, керченских и других фабрик и заводов, так что забастовка протеста против оккупантов превратилась почти во всеобщую.
Перешедшие на услужение немецким империалистам меньшевики и эсеры яростно выступили против забастовки. Их газеты называли бастовавших рабочих «отбросами общества» («Прибой») и «новыми буржуями» («Вольный Юг», с.-р.). Старания предателей — меньшевиков и эсеров — были напрасны: революция в Германии и энергичная работа большевистской подпольной организации привели к концу германскую оккупацию К. в виду полного разложения немецких оккупационных войск.
Германская оккупация Крыма закончила«, в ноябре 1918. Эвакуация германских войск лишила генерала Сулькевича опоры, и он уступил место новому правительству С. Крыма, которое опиралось на интервенцию Антанты (см. Интервенция). При новом правительстве положение в Крыму не изменилось, только хозяйничали теперь не германские войска, а деникинцы и войска новых интервентов. Свирепствовавший белый террор, однако, не мог сломить растущего влияния загнанных в подполье большевиков. Началось революционное партизанское движение. Его главным очагом был Евпаторийский район, где партизаны укрывались в каменоломнях и были ликвидированы только после упорного сопротивления в конце января 1919 крупными силами деникинцев. 14/III в Севастополе началась всеобщая стачка; рабочие боролись под лозунгом восстановления Советской власти. Стачка была сломлена силами войск Антанты только 21/III и то благодаря предательству меньшевиков, верховодивших в профсоюзах. 10/IV Красная армия вступила в Симферополь, 15/IV подошла к Севастополю. В результате агитации севастопольских большевиков, незадолго до эвакуации Крыма, часть французских моряков, во главе с А. Мирти (см.), пыталась
поднять восстание (см. Черноморское восстание), но 18/IV, в день, назначенный для восстания, его руководители были арестованы. Все же 19/IV в Севастополе на нескольких военных кораблях матросы подняли красные флаги. 21/IV часть матросов сошла на берег и присоединилась к демонстрации рабочих.
Демонстрация была рассеяна пулеметным огнем: 30/IV из Севастополя ушли последние суда Антанты, и в город вступила Красная армия.
Советская власть восстановилась во всем К., кроме Керченского п-ова, где удержались деникинцы. 6/V Крым был объявлен Советской Социалистической республикой, в нем образовалось Временное рабоче-крестьянское правительство, в состав к-рого входили Д. И. Ульянов (брат В. П. Ленина), II. Е. Дыбенко и др.
Советское правительство опубликовало декларацию, намечавшую широкую программу социалистических мероприятий. Провозглашалась конфискация всех помещичьих, монастырских и вакуфных земель и передача их безземельным и малоземельным крестьянам, равноправие национальностей, организация общественной обработки земли и т. д. Принимались меры к восстановлению промышленности, разрушенной во время интервенции. Началась добыча угля в Бешуйском районе. Совнархоз пустил в ход кожевенные заводы и табачные фабрики. Однако обстановка для хозяйственного строительства была очень тяжелая. С севера К. угрожал Григорьев (см.), с моря—
военные суда Антанты, с востока—деникинцы, засевшие в районе Керчи. Героическую борьбу с деникинцами вели руководимые большевиками повстанцы, избравшие своей базой СтароКарантинские и Аджимушкайские каменоломни. Деникинцы, при поддержке англ. военных судов, двинули против них большие силы.
В ночь на 23/V 1919 партизаны организовали вылазку с целью захватить Керчь. Но не было твердого руководства, сил оказалось недостаточно, и вылазка закончилась неудачно.
В июле положение К. сделалось еще более серьезным. Деникин захватил Донбасс. Нажимая на К. с севера, он одновременно ударил и с юга. При поддержке флота Антанты в 20-х числах июня был высажен деникинский десант в составе корпуса ген. Добровольского; 24/V1 деникинцы заняли Симферополь, а затем Севастополь. Части крымской Красной армии по,1. командованием т. Федьки отошли на север.
Во всем Крыму начался разгул деникинского белого террора. Об автономии К. уже не было и речи. 28/V1 главноначальствующий Таврической губ. упразднил буржуазно-националистическую татарскую директорию. На сцене появились старорежимные чиновники; был восстановлен в правах Таврический муфтий Кипчакский. Помещики вернулись в свои имения. Трудовое крестьянство было терроризировано карательными отрядами. Стараясь привлечь на свою сторону кулачество, Деникин ввел в Крыму свободную торговлю хлебом.
Это только способствовало росту дороговизны.
Положение рабочих резко ухудшилось. Когда начался разгром Деникина, К. заполнился толпами белогвардейских беженцев. Ему пришлось пережить вакханалию спекуляции, пьяный разгул золотопогонников, отвратительные картины полного разложения деникинцев. Дикий террор достиг своего апогея, когда в Крыму появился ген. Слащен, командовавший 3-м деникинским корпусом. Этот корпус отошел в К., оторвавшись от основных сил Деникина, поспешно отступавших в направлении на Ростов—Новороссийск. Для преследования корпуса Слащева была выделена всего одна только бригада. 24/1 1920 она, заняв Перекоп, дошла до ст. Юшунь, но, встретив резервы Слащева, вынуждена была отойти на север, за Перекоп.
Возможность окончательно выбить белых из К. не была в этот момент осуществлена. Об этом Ленин писал Склянскому: «обратить сугубое внимание на явно допущенную ошибку с Крымом (во-время не двинули достаточных сил)». 27/1 из Новороссийска эвакуировались в К. остатки деникинских войск. Сюда же перекочевал и сам Деникин. 4/IV он вынужден был передать командование «вооруженными силами Юга России» барону Врангелю (см.).
Начался период врангелевщины (см.). Троцкий, считавший, что врангелевский фронт приобретет важное значение лишь в случае побед Польши, не спешил с его ликвидацией. Он оспаривал установку партии, что «пока Врангель имеет возможность угрожать нашим тылам, наши фронты будут хромать на обе ноги» (Сталин, «Правда», № 151 от 11/VII 1920), и только по прямому настоянию т. Ленина на Крымский фронт были направлены значительные подкрепления. Тысячи добровольцев — коммунистов, комсомольцев, беспартийных рабочих—в ответ на призыв ЦК партии двинулись на освобождение К. от Врангеля. 21/1Х 1920 фронт борьбы с Врангелем был выделен в самостоятельный «Южный фронт». Командующим фронтом был назначен М. В. Фрунзе, членом Реввоенсовета фронта—С. И. Гусев.
В 20-х числах октября красные армии Южного фронта заняли исходное положение для наступления. 26/X т. Фрунзе отдал директиву о переходе в общее наступление. Оно началось 26/Х: к 1 ноября части Врангеля были выбиты из Севорной Таврии и отошли через Чонгарский перешеек. Перед Красной армией была поставлена труднейшая задача—штурмом взять прекрасно укрепленные перешейки и ликвидировать врангелевский фронт. Эта задача была выполнена с исключительным героизмом (см. Перекоп). Штурм перешейков начался 6/XI, a 12/XI пала последняя линия Чонгарских укреплений. 11/XI Врангель подписал приказ об эвакуации К. 13/XI Красная армия вступила в Симферополь, 15/XI—в Севастополь, 16/XI—в Керчь. В этот день т. Фрунзе телеграфировал Ленину со ст. Джанкой: «Сегодня нашей конницей занята Керчь. Южный фронт ликвидирован».
Значительную помощь Красной армии в борьбе с врангелевщиной оказало партизанское движение. Огромную работу по сплочению и мобилизации масс на борьбу с контрреволюцией провели подпольные организации большевиков, действовавшие в крымском подпольи в период 1918—20.
В ноябре 1920 К. снопа, и на этот раз окончательно, стал советским. Остатки белогвардейских банд Врангеля были сметены в Черное море. Молодая советская республика получила тяжелое наследство. Хозяйство К. было до крайности истощено и разорено. Интервенты и белогвардейцы сотнями поездов и пароходов вывезли из К. табак, хлеб, фрукты, ценное сырье и даже оборудование из предприятий и морских портов. Значительно убавилось и население К.; так, по апрельской переписи 1921, в К. оставалось всего 720 тыс. населения. Трудящиеся К. радостно приветствовали восстановление Советской власти. Крымревком, однако, совершил целый ряд ошибок по таким основным вопросам политики, как национальный и аграрный. Благодаря вмешательству ЦК ВКП(б) с этими ошибками было покончено.

18 октября 1921 В. И. Ленин подписал декрет об образовании «Автономной Крымской Советской Социалистической Республики как части РСФСР в границах Крымского полуострова».
Первый учредительный съезд советов К. (1921) открыл новую страницу в истории советизации К., решительно поставив вопрос как о привлечении трудящихся татар к активному советскому строительству, так и о переводе на татарский язык делопроизводства советского аппарата. В связи с проводимой земельной реформой Съезд внес дополнение к земельному закону в том смысле, что наряду с безземельными и малоземельными в первую очередь наделяются землей также эмигранты—татары,
выселенные при царизме из К. После Съезда началась большая работа по восстановлению разрушенного интервентами и белыми народного хозяйства К. Однако работа эта была задержана разразившимся в 1921—22 голодом.
Только с 1923 началось восстановление народного хозяйства К. (см. Экономический очерк).
Одновременно с этим классовая борьба в К. приняла новые формы. Представители националистич. контрреволюции—милли-фирковцы,— проникнув в ряды партии, в советский и кооперативный аппарат, вредили советскому строительству, срывали проведение земельной реформы, терроризировали татарскую бедноту и сеяли национальную рознь. Проводимая земельная реформа, декретировавшая так называемую норму оставления, фактически была использована для закрепления земли за помещиками и кулаками. Одновременно с этим остатки белогвардейщины и национальной контрреволюции при поддержке сельского кулачества и ее агентуры в партии, возглавляемой разоблаченным в 1928 Вели Ибрагимовым, вели вооруженную борьбу в форме бандитизма. 8/VIII 1928 ЦК ВКП(б), после проведенной проверки работы партийных и советских организаций Крыма, принял историческое для
Крыма решение, сыгравшее большую роль в деле ликвидации «вели-ибрагимовщины», в деле оздоровления партийных организаций, очищения советского аппарата от классово-враждебных элементов и осуществления ленинско-сталинской национальной политики. Ликвидация «вели-ибрагимовщины» не означала еще окончательного выкорчевывания кулацко-националистичсских элементов из партии и советского аппарата. Эти элементы, тесно сомкнувшись с контрреволюционными троцкистско-зиновьевскими бандами, ставшими затем на путь шпионажа и диверсии, еще продолжали свою контрреволюционную деятельность.
Однако благодаря правильной ленинско-сталинской национальной политике под руководством ЦК ВКП(б) трудящиеся Крыма, преодолевая все трудности, пришли к блестящим успехам в области как хозяйственного, так и культурного строительства (см. Экономический очерк, Народное образование, Здравоохранение). Крымская автономная советская социалистическая республика вышла в первые ряды передовых республик Советского Союза, что и отмечено награждением ее орденом Ленина.
Коллективизация сельского хозяйства, рост посевной площади, введение новых сельско-хозяйственных культур (хлопок), поднятие урожайности — все это показатели расцвета сельского хозяйства, победы социализма в К.
Социалистическая промышленность также выросла в передовую индустрию. Расцвету социалистической экономики Крыма соответствует расцвет культуры и рост людей, овладевших техникой. Стахановское движение на предприятиях Крыма нашло широкое развитие. Имена лучших стахановцев известны за пределами Крыма.
Крымская большевистская партийная организация в 1921 (до чистки) насчитывала 5.875 членов и кандидатов РКП(б), в том числе 192 татарина, 988 нацмен, 349 женщин и в их числе всего 2 женщины татарки. На 1/VI 1930 Крымская организация имела в своих рядах 16.252 члена и кандидата ВКП(б), из них 2.257 татар,
4.700 нацмен и из общего числа 2.873 женщины.
Процент рабочих среди членов и кандидатов партии, в 1921 равнявшийся 49,8, поднялся на 1/III 1936 до 66.
VII . Крымско-татарский язык.

VIII . Крымско-татарская литература.
...
IX . Крымско-татарское искусство.

Начало статьи

З
авершение

Tags: АССР, БСЭ, Крым, Крымская АССР, депортация, колониализм, крымские татары, национальная автономия, национальный вопрос, право на самоопределение, царизм
Subscribe

Posts from This Journal “БСЭ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments